Российский рынок биотоплива пересматривает ориентиры

17 мая 2007 Автор: Ольга МАРИНИЧЕВА

Всего за несколько лет в России сформировался новый для нашей страны бизнес – производство биотоплива (древесных гранул, брикетов, топливной щепы). По мнению экспертов, только в Северо-Западном регионе количество таких предприятий за 5 лет выросло в 10 раз. Ожидается, что через несколько лет объем производства топливных гранул в России вырастет еще в 3‑4 раза.

[Image]

Специфика нового бизнеса в том, что он ориентируется в основном на экспорт. И если предприятия, расположенные в Европейской части России, ориентируются в основном на страны Скандинавского полуострова, Италию, Германию и других европейских потребителей, то их коллеги из Сибири рассчитывают и на восточные рынки. Например, руководство открывшегося в конце 2006 г. завода по производству пеллет на базе ДОК «Енисей» (Красноярский край) рассчитывает поставлять продукцию в Японию, а со временем, возможно, и в Россию. Это предложение может стать интересным для регионов, которые зависят от северного завоза.

Кто потребляет биотопливо

Почему российское биотопливо практически не находит применения внутри страны? Причина номер один – относительная доступность и дешевизна традиционных видов топлива (газа, нефтепродуктов, угля), изначальная ориентированность российской энергетики на централизованное энергоснабжение населения. Вторая причина – отсутствие законодательства, поощряющего использование возобновляемых энергоресурсов (см. «Комментарий эксперта»). Отсюда следует несложный вывод: чем больше будет цена традиционного топлива в России, чем жестче лимиты, тем заметнее интерес к биоэнергетике. Пока что в России выделяются три группы потребителей биотоплива. Первая группа – предприятия ЛПК и деревообработки, целлюлозно-бумажные комбинаты и другие, которые производят биотопливо из отходов производства и частично используют его для удовлетворения собственной потребности в энергии. Вторая – отдельные коммунальные службы, работающие в «лесных» регионах. Третья группа – владельцы загородных коттеджей, выбирающие биотопливо из соображений не столько экономии, сколько комфорта. «Сегодня стоимость биотоплива в России меньше, чем газа, но больше, чем солярки», – поясняет Денис Соколов, исполнительный директор Лесопромышленной конфедерации Северо-Запада. – Зато применение биотоплива и соответствующих котлов позволяет максимально автоматизировать процесс сжигания, да и минимизация вредных выбросов – тоже несомненный плюс».

Инициативы регионов

Итак, в ближайшей перспективе использование биотоплива остается частным делом? По‑видимому, ситуация все‑таки меняется. В последнее время интерес к развитию биоэнергетики начинают проявлять и региональные власти. Правда, это первые шаги, во многих случаях речь идет только о намерениях, но движение вперед есть, в то время как несколько лет назад разговоры о развитии биоэнергетики в России воспринимались как чистая экзотика.

Республика Коми оценит возможности для малой энергетики

Администрация Республики Коми тоже намерена создать свою программу развития малой, в том числе и возобновляемой, энергетики. Первое заседание рабочей группы должно состояться в апреле‑мае 2007 года. Прежде чем формировать программу, участникам рабочей группы предстоит изучить ресурсный потенциал республики, выработать предложения для инвесторов, иными словами, найти точки опоры.

Что мешает малой энергетике

Именно отсутствие инвестиционных ресурсов у собственников объектов малой энергетики считается одним из основных препятствий к развитию малой энергетики в России и на Северо-Западе, считает Николай Герасимов, министр промышленности республики Коми. Для периферийных и сельских районов проблема инвестиционных ресурсов на развитие инфраструктуры практически неразрешима без поддержки из федерального и региональных бюджетов. Дефицит инвестиций испытывают и муниципальные энергоснабжающие организации, многие из которых убыточны. Ограничены в средствах на развитие собственной энергетической базы и местные производственные предприятия. Поэтому задача власти – предложить механизмы концентрации необходимых ресурсов на региональном уровне.

Вторая проблема, тесно связанная с первой, – отсутствие законодательной базы по малой энергетике. Формально начальные шаги в этой области предприняты, в частности, в Госдуме создана рабочая группа по разработке законопроекта «О малой энергетике».

По мнению экспертов, закон о малой энергетике должен включать определение среднесрочной и долгосрочной государственной стратегии в отношении автономной энергетики, определение источников развития автономной энергетики и формы этого финансирования, включая как бюджетную, так и частно-государственную форму. Российской малой энергетике необходима система льгот и гарантий для инвестиций в инновационное развитие, уточнение в ее интересах налоговой политики (налоговые кредиты, переход к общему порядку принятия к вычетам НДС при осуществлении капитального строительства) и таможенной политики (освобождение от ввозных таможенных пошлин на не имеющее отечественных аналогов импортное оборудование, сырье, материалы, лицензии, ноу-хау). Не менее важно обеспечение недискриминационного доступа представителей малой энергетики к лимитам на энергоресурсы и к распределительным сетям, обязательность закупок оптовым рынком по утвержденным тарифам в определенных объемах тепла и электроэнергии, выработанных на автономных источниках.

Сегодня малая энергетика, по сути, находится в положении бедной родственницы, потому что федеральные органы управления основное внимание уделяют системной энергетике.

Третья проблема, препятствующая развитию малой энергетики ,– недостаточная развитость рынка оборудования и системного сервиса, связанная с ограниченностью спроса. В первую очередь это относится к малой нетрадиционной энергетике. В регионах практически отсутствуют сервисные центры по проектированию, поставкам, строительству и эксплуатации автономных энергетических установок. Поставщикам часто предлагается оборудование опытных образцов, недостаточно апробированное, особенно в условиях российского Севера. К слову, именно недостатки технической конструкции отечественных ветроустановок являются одной из причин практически полного отсутствия в России ветроэнергетики, хотя именно этот вид альтернативной энергетики считается одним из самых перспективных за рубежом.

Куда развивать

Впрочем, сравнивать российскую и зарубежную малую энергетику в большинстве случаев некорректно. Это касается и малой энергетики Республики Коми, представленной в основном дизельными электростанциями в сельской местности и газотурбинными установками отдельных предприятий, работающими на обеспечение собственных производственных нужд. Как правило, эти установки предназначены только для электроснабжения, производимое ими тепло практически не используется. К малой энергетике можно отнести и значительную часть теплового хозяйства республики – котельные малой мощности. Как и другие объекты малой энергетики республики, малые котельные остро нуждаются в замене и модернизации устаревшего оборудования.

Какие направления развития малой энергетики являются наиболее перспективными в данной ситуации, должно показать дальнейшее исследование. Среди предлагаемых руководством республики решений – строительство новых малых ТЭЦ для комбинированного производства электрической и тепловой энергии на базе дизельных, газодизельных или газотурбинных установок, реконструкция существующих котельных по двум схемам: установка предвключенной ГТУ в газовой котельной или установка паровых турбин в паровых котельных. Выполненные исследования показали, что общий потенциал электрических мощностей при строительстве новых малых ТЭЦ и установке электрогенерирующего оборудования в реконструируемых котельных составляет около 900 МВт с выработкой до 3 млрд. кВт-ч. и суммарной экономией топлива более 400 тыс. т условного топлива в год. Ввод мини-ТЭЦ на природном газе стоит рассматривать для промышленных узлов и крупных населенных пунктов, находящихся в зоне газоснабжения. В регионе уже имеется пример перевода котельной установки на газе в мини-ТЭЦ с утилизацией тепла уходящих газов. Это Усинская мини-ТЭЦ, хотя она и не относится к объектам малой энергетики.

Другое перспективное направление – развитие малой энергетики на возобновляемых ресурсах, в том числе на древесном топливе. У развития этого направления есть сразу несколько предпосылок – наличие собственных лесных ресурсов и пеллетных производств. Ежегодно в регионе образуется более 1 млн куб. м древесных отходов. При использовании в газогенераторных станциях 60% отходов лесоразработки возможна суммарная установка электрических мощностей (газодизельных станций) около 100 МВт, тепловых мощностей – до 300 Гкал/час, что позволит полностью обеспечить энергией лесные поселки и ежегодно экономить около 90 тыс. т условного топлива.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Владимир Каргиев, старший эксперт по возобновляемой энергетике Центра солнечной энергетики «Интерсоларцентр» (Москва):

– Одна из самых модных в сегодняшней прессе «энергетических» тем – возобновляемая, или альтернативная, энергетика. При этом сообщения о реальных успехах возобновляемой энергетики поступают в основном из стран, не имеющих своей нефти и газа. А как обстоят дела с возобновляемой энергетикой в России?

– Доля возобновляемой энергетики в энергобалансе России составляет около 4%, при этом доля генерируемой электроэнергии – менее 1%. Эти цифры не включают большую гидроэнергетику. Потенциал малых рек используется менее чем на четверть. Более того, в последние годы количество малых ГЭС в стране уменьшилось – введены в строй всего несколько малых ГЭС, но в то же время многие старые малые гидростанции были выведены из эксплуатации. Доля солнечной энергетики пренебрежимо мала.

– Как вы считаете, будут ли работать на возрождение гидроэнергетики планы по развитию малых ГЭС, заявленные от имени РАО «ЕЭС России»?

– Будущее покажет. Этот достаточно амбициозный проект предусматривает развитие малой гидроэнергетики по всей стране, но в первую очередь в горных районах (например, на Северном Кавказе, на Алтае, в Бурятии и т. д.). Развитие малой гидроэнергетики вполне возможно и на Дальнем Востоке, и в Сибири. Сложнее использовать гидроресурсы северных рек, замерзающих зимой.

– А как насчет состояния ветроэнергетики?

– Ее в России также практически нет, хотя известно, где находятся благоприятные зоны для развития ветроэнергетики. Но это все малонаселенные зоны, значит, к инвестициям в развитие ветроэнергетики должны добавиться еще и расходы на транспортировку энергии. В стране работают несколько ветроэлектрических станций общей мощностью около 14 МВт, но это «капля в море».

Хотя в России очень мала генерация от возобновляемых источников энергии, имеется научный и технический потенциал для ее развития. В стране работают предприятия, которые делают бизнес на возобновляемых источниках энергии. Прежде всего это производители оборудования. В частности, в России имеются предприятия, которые занимаются производством оборудования для малой гидроэнергетики, а также строительством и монтажом малых ГЭС. Одно из наиболее успешных – МНТО ИНСЭТ (Санкт-Петербург).

Есть предприятия, которые выпускают фотоэлектрические элементы и модули, например краснодарская компания «Солнечный ветер», московский «Квант-Солар», рязанские «ОКБ завода «Красное знамя» и завод металлокерамических изделий. Львиная доля выпускаемой фотоэлектрической продукции идет на экспорт. Хотя в последнее время и на российском рынке наблюдается устойчивый спрос на солнечные батареи и солнечные системы энергоснабжения. В основном это связано с тем, что темпы развития индивидуального строительства превышают темпы развития электросетей.

В нашей стране есть также предприятия, которые специализируются на серийном выпуске малых ветроустановок мощностью до 5 кВт. По крайней мере два таких предприятия находятся в Петербурге – НПО «Электросфера» и ЦНИИ Электроприбор. Есть они и в Москве (завод «Вперед», СКБ «Атик» и др.). Больших ветряков в России не выпускает никто, Россия сильно отстала в развитии технологий больших ветротурбин. И хотя некоторые малые ветроустановки отечественного производства обладают параметрами на уровне лучших западных образцов, говорить о достаточном развитии отечественной ветроэнергетики не приходится.

А если говорить о биоэнергетике, то в последнее время заметен настоящий бум на рынке производства древесных гранул (пеллет). Основные производства находятся в Ленинградской области и смежных с ней регионах.

– А почему они сосредоточены в основном на Северо-Западе?

– Во‑первых, в этих регионах имеются богатые лесные ресурсы. Во‑вторых, оттуда удобно экспортировать готовую продукцию в Европу, а одним из условий успеха на рынке пеллет как раз является грамотно построенная логистика. Хотя, насколько мне известно, отдельные производства есть и в других регионах, в Башкирии, например, в Нижнем Новгороде.

– Если в России почти нет своей возобновляемой энергетики, значит, эта продукция идет в основном на экспорт?

– Именно это и происходит. К примеру, 90% солнечных элементов экспортируется за границу, аналогичная ситуация и с серийно выпускаемыми ветроустановками. Практически не развивается и внутренний рынок пеллет, в то время как в Европе почти все частные дома обогреваются котлами на пеллетах. Причины популярности пеллет – экологическая чистота топлива, наличие развитого производства специальных котлов с очень высоким КПД, достигающим 90% и выше. И, наконец, за рубежом пеллеты являются сравнительно дешевым топливом, в то время как на внутреннем рынке России они стоят довольно дорого по сравнению с традиционными для нашей страны видами топлива.

Но даже за рубежом возобновляемая энергетика развивается при поддержке сверху. В странах Западной Европы, в США, Японии введены специальные механизмы, стимулирующие использование возобновляемых источников энергии. Во многих странах (наиболее яркие примеры – Германия, Испания) установлены особые тарифы на электроэнергию, производимую от возобновляемых источников энергии, которые во много раз превышают оптовую цену, действуют также субсидии и льготы для производителей возобновляемой энергии. «Зеленые сертификаты» также являются одним из способов поддержки производителей возобновляемой энергии. В России таких стимулов пока нет. Нет закона, обязывающего электрические сети принимать электроэнергию, получаемую из возобновляемых источников. Вопрос гарантированного и даже, возможно, бесплатного подключения генераторов возобновляемой электроэнергии к сетям централизованного электроснабжения является одним из ключевых для развития возобновляемой энергетики страны.

– Но, насколько нам известно, свой закон о возобновляемой энергетике готовится и в России.

– Действительно, уже в течение двух лет ГидроОГК разрабатывает проект закона о возобновляемой энергетике, предусматривающий повышенные закупочные тарифы, обязательное подключение генераторов возобновляемой энергии к сетям, «зеленые сертификаты» и торговлю этими сертификатами. Предложения по закону внесены на обсуждение профильных министерств, ожидается скорое внесение его в комитеты Госдумы. Возможно, до конца 2007 года новый закон все‑таки будет принят.

– Значит ли это, что ситуация сдвинется с мертвой точки только после принятия федерального Закона? Почему же тогда регионы сообщают о предпринимаемой на местном уровне работе над оценкой потенциала возобновляемых ресурсов или о собственных программах развития возобновляемой и малой энергетики? Возможно, это просто модная тенденция?

– На самом деле это не мода, к возобновляемой энергетике в регионах действительно проявляют интерес. Местные власти стараются использовать локальные энергоресурсы, чтобы повысить уровень энергобезопасности и энергонезависимости регионов. Хотя реализации этих планов мешают как упомянутые выше пробелы в законодательстве, так и высокая стоимость локальной малой генерации.

Отсутствие федерального закона вынуждает местные власти самостоятельно разрабатывать и принимать законы и механизмы поддержки развития возобновляемых источников энергии. В некоторых субъектах РФ уже приняты свои законы в поддержку возобновляемой энергетики. Это Краснодарский край, Амурская область, Агинский округ Бурятии. Например, в Краснодарском крае создан фонд развития возобновляемой энергетики, за счет которого финансируются соответствующие проекты.

Ольга МАРИНИЧЕВА

Новости с мест

Комитет по энергетическому комплексу и ЖКХ Ленинградской области дает заказ на исследование потенциальных запасов неликвидной древесины и торфа Ленинградской области, которые могут быть использованы для производства биотоплива. Исполнители заказа – НП «Лесопромышленная конфедерация Северо-Запада» и НП «Российско-шведский биоцентр». Главная цель работы – исследование потенциальных возможностей заготовки биотоплива и гарантированной поставки его для нужд муниципальных котельных в 18 районах Ленинградской области на период не менее 20 лет.

В Мурманске создана региональная рабочая группа по выполнению проектных работ в области развития нетрадиционных возобновляемых источников энергии. На разработку программы из регионального бюджета выделено 800 тысяч рублей.

В ходе первого заседания рабочей группы было решено, что при разработке программы следует учитывать возможности всех доступных на Кольском полуострове видов возобновляемых энергоресурсов, в том числе энергии малых рек, солнечной энергии и т. д. Но приоритетное направление, скорее всего, будет занимать ветроэнергетика. Потенциал ветра в прибрежных территориях Кольского полуострова является одним из самых высоких на территории России.

Администрация Владимирской области планирует модернизацию 20 котельных с переводом на пеллеты. Первая из таких котельных уже работает. При этом первые 2 месяца работы котельной на новом топливе дали экономию в 40% за счет перехода на топливо более дешевое, чем каменный уголь или мазут. Впрочем, производители оборудования считают, что планы местной власти придется подкорректировать. Пока в области нет достаточного количества установок по производству пеллет.

И это далеко не все примеры на заданную тему.

НЕКОТОРЫЕ ЦИФРЫ

Около 90% производимого в России биотоплива идет на экспорт.

От 1% (в среднем по России) до 15‑17% (отдельные регионы российского Северо-Запада) – доля биоэнергетики в общем энергобалансе.

Около 16 млн куб. м древесных отходов образуется ежегодно только на Северо-Западе России. По мнению Лесопромышленной конфедерации Северо-Запада России, не меньше половины этих отходов можно использовать для получения энергии. Из этого объема реально получить около 4 млн. тонн условного топлива.

Источник: www.eprussia.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *